Размышления о новом стрелковом оружии России

2016.08.16.new.russian.weapons.720

Относительно недавно у меня случился электронно-эпистолярный диспут на тему «О новом массовом стрелковом оружии России». Конечно же, всё не было столь официозно как может показаться из предыдущего предложения, просто схлеснулся народ на тему закраины винтовочного патрона, а закончил ничем, как и водится. Решил по этому поводу обобщить высказанное другими и свои мысли в качестве некоего опуса на тему концепции развития стрелкового вооружения армии России на ближайшую и обозримую перспективу.
Итак, начнём с Богом. Что мы имеем на сегодняшний день? А мы имеем компактный набор стрелкового оружия, который вполне удовлетворяет насущным потребностям армии для решения её текущей задачи. Напомним эти задачи – борьба с террористами. Этот набор оружия, в частности пистолет, как носимое оружие офицера и экипажей бронетехники, автомат, как основное вооружение стрелка, пулемёт, как основа огневой поддержки стрелков при наступлении и обороне, и снайперская винтовка как инструмент точечной огневой поддержки и работы по важным целям противника. Весь набор стрелкового вооружения обеспечивается всего тремя типами патронов: пистолетным, автоматным и винтовочным.
Вопрос о целесообразности замены данных вооружений лежит в двух плоскостях – практического огневого применения и идеологическо-психологической. Если мы разбираем текущий момент, когда единственным горячим конфликтом у российской армии является война в Сирии. Опыт показывает, что все террористические группировки, что действуют против наших войск не имеют экипировки достаточной для защиты бойцов от того стрелкового вооружения, что используют наши войска. По крайней мере, бронежилетов последнего поколения у террористов нет. Надо, кстати помнить и тот факт, что наши войска не ведут бои против военизированных группировок исламских террористов, а лишь защищают объекты авиационной и военно-морской инфраструктуры российской армии в Сирии, и осуществляют прикрытие, охрану авианаводчиков, которые как известно всегда работают по переднему краю. Есть, конечно и группы поисково-спасательные, но они слава Богу работают куда реже. То есть с точки зрения практики огневого применения оружие способное уничтожить противника на дистанциях в 200-400 метров вполне адекватно для текущего момента.
Второй момент моральный. С точки зрения бойца, который работает на поле боя со снайперской винтовкой Драгунова или пулемётчика, вооруженного ПК патрон, что использовался ещё в конце 19 века, и сама винтовка Мосина, под которую патрон создавался – это легенда и гордость России. Однако, с точки зрения инженера, конструктора вооружений это безнадежно-устаревшая система вооружений. Моральное старение техники – тема не новая, она встречается практически во всех областях техники и технологий, но если небольшой завод по производству процессоров для мобильных телефонов, вложив два-три миллиона долларов на RnD (Research & Development) то есть на разработку и внедрение, может перевернуть весь рынок носимых электронных устройств, то для оружейной революции потребуются суммы сопоставимые с изрядной долей национального бюджета. Дорогое удовольствие, согласитесь.
Так как коней на переправе не меняют, а времена сегодня таких, что от холодной до горяченькой может пройти один только день, то и никто в ближайшее время государственный конкурс на новое оружие для российской армии заказывать не будет – тут стоить быть реалистами. Однако, поболтать кулуарно нам никто запретить тоже не может.
И тут мы перейдём от оценки нынешней ситуации с войной к прогнозу завтрашнего состояния дел в военной области. Посмотрим на тенденции развития экипировки и вооружения солдат в мире. В мире не так уж и много и оружейных брендов, и стран-оружейников. Практически все они являются европейскими или приближенным к Европе своими культурными корнями. Япония при всем своём милитаризме, страной оружейной я назвать не могу. Ни тебе традиций, ни тебе интересных решений, как-то все ни так. Можно было бы издалека назвать оружейниками израильтян, но стрелковое оружие у них – это реплики с автомата Калашникова (винтовка Галил) и чешского пистолета-пулемёта Sa. 23 (samopal vzor 48 výsadkový), который в израильском исполнении стал ПП Узи (ивр. עוזי ‏) ‎‏‎‎. О танках мы не говорим, а потому необычный, но спорный танк Меркава здесь обсуждаться не будет. Вот и остаются для обсуждения лишь несколько европейских стран и США.
И что мы видим? А мы видим тенденцию к усилению личной защиты пехотинца, с помощью более современных бронежилетов, касок и бронеэлементов защиты других частей тела, а также к увеличению калибров как способу эту самую бронезащиту пробить.
У военных США в последнее время мода на калибр 7,62. Началось ещё в Афганистане, где попробовав автоматы Калашникова солдаты невзирая на жесткие репрессии со стороны командования на боевые операции нередко ходили с купленными на рынке китайскими репликами АК-47. И тут дело не том, что у афганских моджахедов появились тяжелые бронежилеты, как раз нет, те как ходили в своих самодельных разгрузках так и ходят, а в том, что в отличии от пули 5,56 NATO советская 7,62 не рыскает по кустам, да и если попадает в тело противника шансов ему оставляет немного. К тому же, эксперты того же NATO внимательно присматриваются к комплекту экипировки для армии России – Ратник, и считают, чем бы его таким, эдаким продырявить, желательно вместе с солдатом.
Таким образом спор брони и снаряда сегодня на уровне солдат его оружие и его защита перешел для сверхдержав в стадию предготовности. Сию секунду никто не начинает создание нового класса огнестрельного оружия, но все для себя эту задачу уже сформулировали и готовы начинать исследования.

Давайте же и мы составим для себя образ нового оружия России. Как известно все познается в сравнении, и мы на противоставлении недостатков ныне имеющихся систем попробуем найти их решение в перспективных концептах. Недостатков у автомата Калашникова, да и других альтернативных ему системах несколько.

1. Малый калибр. Малокалиберность – это идеология гигантской, мировой войны, где солдат обороняясь или наступая, выпускает бездну пуль в противника и потому ему их нужно как больше, а раз больше, то можно сделать и пулю и патрон соответственно меньше, а раз так, то носимый боекомплект солдата увеличивается на треть. И точно, если мы до получения автомата АК-74 носили в подсумке 3 изогнутых как бараний рог магазина, то после получения малокалиберного Калаша из в подсумке стало 4. Факт уменьшения пробиваемости в тот момент разъяснялся просто, мол пуля легче, а потому при том же пороховом заряде летит быстрее, и точнее. Потом еще миф о смещение центра тяжести, ну и так далее. На деле российский солдат всегда любил и любит 7,62 и знает, что тяжелая пуля гораздо эффективнее что в лесу, где она легко пробивает ветки и кустарник и находит цель, что на поле. Стоит ли увеличивать калибр носимого оружия – думаю нет. Оптимален ли патрон 7,62/39, да вполне. Тем более, что с начала 80-х годов прошло немало времени и пороха, и патроны стали куда совершеннее, и их можно создавать самые различные боеприпасы для различных целей и задач. Вплоть до легкой снайперской винтовки.

2. Длина ствола. Автомат Калашникова изначально имел в своих неродных предках пистолет-пулемет Шпагина, с которым наши деды освобождали города Европы и брали Берлин. Удобство и простота среднествольного оружия хороша для уличного боя, для зачистки «зеленки», но, когда начинается война в поле, тут с ним сложнее. Да и как попрешь в атаку, если поле обстреливает пулеметчик и снайпер, а ты их своих игрушечным стволом взять не можешь. Именно поэтому сегодня боевики ИГИЛ хвастливо фотографируются для Интернета с пулеметами Калашникова. Да и воевать с ним в условиях пустыни куда сподручнее. Отсюда длина ствола должна быть больше, по самым скромным ощущениям на треть.

3. Компоновка оружия. Классика автоматического оружия сегодня переживает нелегкие времена. Многие страны, в основном страны NATO переходят на оружие, созданное по схеме буллпап, когда ручка управления огнем выносится за затворную раму и крепится в начальной части ствола. Удобно – нет, не удобно. Если нет навесов на передней части ствола, задняя часть оружия перевешивается сильно. Его, оружие приходится с силой упирать в плечо, которому и так достается при стрельбе. Есть конечно метод, например, сделать срез приклада косым или загнутым таким образом, чтобы вся тяжесть оружия ложилась на плечо, но и это полумера. А вот если при прочих изменениях выровнять центр тяжести оружия таким образом, чтобы он приходился на ручку управления огнем, ну, например, тем же длинным стволом, тогда может и получится. Удобно в этом случае и ручка переноски поверх ствола. Французы сделали себе нечто подобное, но резко снизив себе габариты оружия и соответственно длину ствола. Оптимальной конфигурации оружия с длиной ствола от 60 см пока никто не придумал. Тут мы пока оставляем вопрос открытым. Я думаю, что вероятно стоит делать модель носимого оружия в двух версиях – примерно 70% в классической компоновке, а 30% по схеме буллпап. Пусть солдат сам выбирает что ему удобнее.

4. Двигатель автоматики. Газовые движки сегодня работают практически на всех системах автоматического циклического стрелкового оружия, однако, можно вспомнить, что немалое количество систем оружия с калибрами куда больше стрелковых калибров, работают на автоматике либо короткого хода ствола, либо на автоматике свободного затвора. То есть вести разговор, что стрелкового оружие может быть только на автоматике с оводом пороховых газов через канал ствола, по меньшей мере некорректно. Автоматика, основанная на газовом движке, дает массу паразитных колебаний оружия, которые влияют на точность стрельбы. А убойная сила и точность стрельбы — это как раз те параметры, которые мы бы хотели видеть многократно улучшенными в будущем оружии. Автоматика свободного затвора кояя многим видится исключительно как примитивное нечто из времен Второй Мировой, на самом деле в последние годы приобрела новые технологические решения и вполне может быть реализована в наши дни на промежуточном патроне калибра 7,62.

5. Ударно-спусковой механизм. Куда не стоит лезть в автомате Калашникова своими шаловливыми ручками – правильно в УСМ. Потому, как ударно-спусковой механизм в любом оружии вещь тонкая, а в АК тем более. Вероятно, это стало одно из причин, почему в новой версии Калаша — АК 12 сделан съемным, дабы ремонт механизма можно было осуществить простой заменой УСМ прямо в условиях поля. Упрошение механизма введение режима стрельбы по три и пять выстрелов является на мой взгляд желательным. Есть также мысль ввести в УСМ вместо стрельбы бесконечной очередью стрельбу по семь выстрелов. Во-первых, снова нажать на спусковой крючок не сложно, а самое главное это будет дисциплинировать безалаберного солдата в бою.

6. Приборы прицеливания. Мушку и целик никто пока не отменял в России, хотя может быть и зря, потому как даже самый примитивный оптический или коллиматорный прицел дает при прицельной стрельбы массу преимуществ, в отличии от мушки с целиком. А вот огонь неприцельный вообще не требует прицелов. Потому так и называется. Есть системы прицеливания разработанные на основе очков дополненной реальности, при этом это уже не прототипы а экспериментальные образцы, но боюсь для России даже послезавтрашнего дня это дороговато.

7. Ручка управления огнём. Вроде рукоятка и рукоятка, что особенного? Ну, можно сделать из пластика, ну можно сделать более эргономичной, или вообще антропологической, всё? Нет. Есть варианты расположение на оружии двух ручек управления огнём, но об этом отдельный разговор. Одно только «но» никогда нельзя делать ручки прямые 90 градусов или пологие, ручка управления огнём всегда должна располагаться по отношению к линии ствола под углом 110 градусов и никак иначе.

8. Тип оружия. Как вы вероятно, обратили внимание, я в течении всего текста не использовал для будущего оружия какой-то определённый тип. Я думаю, что сегодня промышленность вполне способна выпускать одну марку оружия с различными параметрами, превращающими ствол, то в пистолет-пулемёт (ствол легкий до 20 см), то в автомат (ствол средний 60 см), то в легкий пулемёт (ствол тяжелый с кожухом эжекторного охлаждения 80 см), то в легкую снайперскую винтовку (ствол снайперский 80 см). Опыт боевых действий в Новороссии дают примеры, когда боец ДНР работал на поле боя с СКС в качестве снайперской винтовки и я думаю, что, используя ствол примерно равный по длине самозарядному карабину Симонова, но изготовленного по технологии снайперских винтовок, используя пороха и пули, заточенные для применения в легкоснайперском вооружении, можно из того же типа оружия получить снайперскую винтовку с рабочей дальностью до 1200 метров. Из того типа оружия вероятно легко получит и легкий пулемёт, особенно если использовать для охлаждения ствола уже используемую в пулемётах технологию эжекторного охлаждения. А потому надо называть не тип оружия, а всю систему вооружений как таковую, например, по типу наших авиационных комплексов — УСК 2020, универсальный стрелковый комплекс 2020 года. А что стволы меняются на поле боя, патрон единый с несколькими версиями, УСМ единый и легкозаменяемый, прицельные приспособления, ручка управления огнём все едино.

Вот собственно и всё. Нарисовать дизайн концепта могут нормальные дизайнеры (главное не звать рисовальщиков аниме), разработать конструкцию у нас могут многие талантливые оружейники.

Павел Ширшов

Print Friendly