Командир. Рассказ о человеке

Майор Алексей Климов — единственный в России действующий офицер, лишенный зрения.

03-1
В марте 1996 года в Чечне в двух метрах от бронемашины разведчика Климова и его бойцов, разорвалась противопехотная мина. Потом начался бой. Молодой сержант был изрешечен осколками, один из них прошил голову насквозь. На вертолете его отправили в Грозный, а оттуда в Ростов — как «груз 200» в рефрижераторе вместе с телами других погибших ребят. Его бойцы устроили поминки по командиру и поклялись отомстить за его смерть.
Через три дня санитары, разгружавшие вагон, прикоснувшись к телу, закричали: «Живой!». Ему сделали срочную операцию, извлекли из головы 49 осколков. Очнулся в госпитале в Ростове. Письмо из госпиталя и похоронка из Чечни пришли домой практически одновременно.
Алексей выжил и поднялся на ноги благодаря врачам, конечно, но и здоровью и сильному характеру и людям вокруг. Он уже создал общественную организацию, и активно работал, когда в 1999 году к нему приехала делегация из Минобороны: по приказу министра обороны – узнать, в чем нуждается ослепший герой. От награды, машины и квартиры он отказался.

«Я мечтал стать офицером, как мой ротный капитан Саблин. Так и сказал». Ему пообещали офицерское звание за боевые заслуги. Но Климов сказал, что звания просто так ему не нужны. Он хочет учиться и служить. При поддержке Минобороны поступил и закончил курсы младших лейтенантов Сибирского военного округа, затем Военную академию им. М. Фрунзе. Сейчас руководит одним из воинских формирований МО РФ в Калуге.По его словам, основной принцип воспитания у командира — делай, как я.
В жизни Алексея Климова тоже есть такой командир.


2016.03.11.sirya.13.dneymira

Первая встреча, правда, вышла комом. Прислали повестку в армию. Пришел на призывной пункт –решил идти в армию. В военкомат прибежала мать, стала просить военкома не забирать сына. Алексей вспоминает: «Я стал грубо разговаривать с матерью, хамить ей. Сказал, что всё, не вернусь домой. Всю эту сцену наблюдал капитан-спецназовец. Говорит мне: «Подойди». Я подошел: «Чего надо?» А он: «Послушай меня. Выводы о человеке можно сделать по его отношению к родителям. Посмотрев на твое отношение к маме, можно сделать нелицеприятные выводы о тебе». «Да мне плевать, какие ты выводы обо мне делаешь», – ответил я и пошел дальше. Я был парень с гонором, мастер спорта по боксу, чемпион.
А через месяц этот офицер стал моим командиром роты… И тогда я вспомнил его слова. Это был Дмитрий Вадимович Саблин. Он стал для меня примером для подражания.
Шел 1994 год. Тогда офицеры по полгода не получали заработную плату. И несмотря на это, последнее из семьи несли для бойцов. Кому-то на дорогу в отпуск, кому-то подарок маме купить – платок или еще что-то. Я видел самопожертвование капитана Саблина. Как он ночью работал в охране, а получаемые средства делил между семьей и бойцами. Ночью подрабатывал, чтобы прокормить семью, и делил заработанные средства между семьей и своими подчиненными бойцами. Вот это самопожертвование я видел, такое служение. Оно очень сильно впечатлило меня. Мне было 18 лет. Я-то думал: я устоявшийся человек, – а на самом деле я только начинал впитывать окружающий мир.
Этот пример был так важен для меня, что определил всю последующую мою жизнь. Нормальное подразделение спецназа у нас было. Все – мастера спорта. Были и операции, и потери были.
Когда Алексей лежал в госпитале, первым его навестил Дмитрий Саблин. После операции и приговора врачей Климову казалось, что жизнь кончилась. Командир это заметил. «Он провел со мной шоковую терапию. Однажды я услышал его голос: «Расслабился?! Подъем! Даю 45 секунд!» Я автоматически встал, нашел форму, оделся. Меня вывели из палаты под руки, посадили в машину, привезли в кафе, посадили за стол, дали в руки вилку. Саблин скомандовал: «Ешь». И в первый раз после ранения я сам ел. Ротный мне сказал: «Клим, ты из мертвых воскрес не просто так. Бог дал тебе шанс за всех погибших в Чечне ребят жить. Достойно и с честью!». Я услышал эти слова. Он всегда был для меня примером. Я хотел быть, как он, настоящим русским офицером.
Я вернулся, чтобы продолжать жить, а не существовать. Жалеть себя не собирался и не собираюсь. Служу. В мои обязанности входит отбор и подготовка военнослужащих частей постоянной боевой готовности для заключения контракта, Я уверен, что еще долго смогу приносить пользу своей стране. Не просто же так меня с того света вернули. Есть у меня какая-то миссия».

Print Friendly