Европа сейчас следует за США, которые стремятся дестабилизировать мир

Сикст-Анри де Бурбон-Пармский

18.04.2014. ИТАР-ТАСС

Франко-испанский политический и общественный деятель принц Сикст-Анри де Бурбон-Пармский относит себя к традиционалистам. Что, впрочем, неудивительно, ведь он является наследником одной из старейших европейских династий. По его мнению, многие беды современной Европы вызваны как раз тем, что она утратила прежние традиции и духовные ориентиры. Россия же, напротив, сумела, несмотря на бурную историю ХХ века, сохранить традиции и веру и использует их как основу для движения вперед. Приехав в Москву по приглашению друзей, монсиньор Бурбон-Пармский любезно согласился дать эксклюзивное интервью ИТАР-ТАСС и высказать свое мнение о том, почему в Европе и в России с диаметрально противоположных позиций подходят к тому, что происходит сейчас на Украине.

— Как вы знаете, монсиньор, Европейский союз не признает результаты референдума в Крыму. В Европе твердят, что референдум был незаконным. Почему же ЕС отказывается признавать результаты свободного волеизъявления народа Крыма?

— Просто удивительно, что те люди, которые так отстаивают демократию, не признают эту самую демократию, когда это не отвечает их интересам. Референдум ясно показал, что в Крыму сложился широкий консенсус по поводу возвращения в лоно отечества. Но этот консенсус не нравится некоторым режимам и правительствам, не соответствует их стратегическим и экономическим интересам. Эта поистине баранья упертость, с которой они реагируют на происходящее, очень меня разочаровывает. Собственно, я потому и приехал в Россию, чтобы увидеть ситуацию своими глазами, а не такой, как ее представляют СМИ.

— И какой же они ее представляют?

— Во Франции, например, есть три крупных ежедневных газеты: «Фигаро», «Монд» и «Либерасьон». Они по-разному подходят к внутриполитическим событиям, но твердят одно и то же, когда речь заходит о внешней политике. Создается впечатление, что идет своего рода оглупление французов, и это вызывает у меня очень большое сожаление.

— Как, по вашему мнению, то, что произошло в Крыму, повлияло на имидж России в Европе?

— Проблема в том, что эта, как вы говорите, Европа игнорирует историю и географию. Между тем вопрос Крыма имеет историческое и географическое измерение. Но этого понимания, на мой взгляд, очень недостает современным европейским правительствам, которые забыли или никогда не знали некоторые очевидные вещи. США, Британия, Франция и другие повторяют, как попугаи, одно и то же. И я очень сожалею из-за отсутствия той интеллектуальной независимости и критического настроя, которые некогда были свойственны французам. И это не только по отношению к России. Некоторое время назад я был в Ливии, как раз во время преступной агрессии Франции против Ливии, и тогда все использовали тот же принцип «поисков дьявола». Механизм всегда один и тот же — когда хотят принизить позицию, мнение или решения какой-то страны, начинают ее очернять всеми доступными способами. Так было в Ираке, потом в Ливии, с некоторых пор в Сирии. Конечно, Россия – другое дело. Это мощная держава, на нее так просто не нападешь. Но можно постараться испортить ее имидж, действуя проверенными методами. Страны, которые сегодня так критикуют Россию, на самом деле пытаются лишить ее традиций, памяти, территориальной логики Это такая общая концепция, чтобы лучше управлять людьми и странами, чтобы их контролировать и безнаказанно обманывать, надо лишить их памяти и надежды. По моему мнению, подобные игры плохо закончатся прежде всего для тех, кто в них играет. Все становятся одинаковыми, теряют инициативу, особенности, оригинальные корни в пользу неких международных слоганов. И они хотят, чтобы Россия тоже, если можно так выразиться, слоганизировалась. К счастью, у России прочная славянская основа. И я считаю, что Россия, защищая свою независимость, одновременно защищает и нашу независимость. Именно поэтому мне нравится приезжать в Россию. Всякий раз я здесь открываю что-то новое. Я бывал здесь еще во времена СССР, и мне кажется, что сейчас Россия выглядит лучше, чем прежде. А жители по-прежнему такие же гостеприимные и открытые. Особенно меня восхищает, что после 70 лет советской власти россияне смогли вновь обрести православную веру.

— А что вы думаете по поводу санкций, введенных США и ЕС против России?

— Это и глупо, и недостойно. Эти санкции, вводимые против отдельных людей, они же как комариные укусы Попытки навязать такие санкции в отношении тех или иных людей показывают, как мало их инициаторы понимают в русской душе. И еще меньше понимают суверенную и национальную реакцию России. У России подобные действия вызывает лишь ответное стремление показать свою независимость. Да, это глупо и недостойно, это показывает мелкие душонки тех, кто прибегает к таким маневрам.

— Но на Западе говорят также о возможности экономических санкций против России. Правда, есть и те, кто опасается, что экономические санкции ударят не только по России, но и по самому Западу.

— Конечно, в нашем мире все взаимосвязано, и санкции сказываются в том числе и на том, кто их применяет. Вдобавок экономические санкции со стороны Запада могут подтолкнуть Россию к налаживанию более тесного взаимодействия с Китаем, к усилению стратегического сближения двух этих стран. Это взаимодействие может быть очень выгодным как для России, так и для Китая. Вообще санкции – это лучший способ для того, чтобы заставить Россию отказаться от традиционного ориентирования на Запад. И это, на мой взгляд, самое разрушительное последствие, которое антироссийские санкции будут иметь для самого Запада. Если мы обратимся к истории, то увидим, что Россия для многих европейских стран играла стабилизирующую роль, а вовсе не дестабилизирующую. Мне кажется, что Россия просто предназначена быть своего рода опекуном для стран, переживающих кризис.

— Несколько месяцев назад, когда протестующие силой захватывали административные здания в Киеве, в Европе говорили, что речь идет о мирных и законных протестах против режима Януковича. Сегодня, когда то же самое делают жители городов на востоке Украины, в Европе называют их действия незаконными. Что это, как не двойные стандарты?

— Совершенно верно! Европа тут попала в свою собственную ловушку. Несколько недель назад она поддерживала революционный подъем в Киеве, а сегодня осуждает подъем в восточной части страны. Эта недобросовестность стала столь явной, столь очевидной, что Европе даже не удается прикрыть свои собственные внутренние противоречия. Все это выглядит не просто цинично, но еще и по-дурацки. Европа сейчас следует за США, которые стремятся дестабилизировать мир И когда они говорят, что нельзя модифицировать границы, как тут не вспомнить Косово? Там они почему-то охотно согласились с изменением границ. Вообще, стремление США давать моральные уроки – это довольно интересно. Они ведь в течение многих лет содержат и пытают заключенных в тюрьме Гуантанамо на Кубе, но считают это в порядке вещей. Это типично для США – упрекать других в том, что сами они с легкостью позволяют себе. Так, в позапрошлом веке они позволили себе вторгнуться в Мексику, захватили Техас, Калифорнию, а ведь это были страны, у которых не было ни английских, ни американских традиций. А Украина, между прочим, это в какой-то степени Россия, ведь именно Киев был столицей Древней Руси. Так что Запад демонстрирует редкостный цинизм. И мне очень жаль, что Франция сегодня не проявляет тех интеллектуальных и дипломатических традиций, которые прежде были ей свойственны.

— Такие изменения во Франции связаны с действующими властями?

— Нет, причина не в нынешних властях, это скорее общее положение дел, вызванное тем, что Франция уже долгое время следует чужим, а не своим собственным интересам. Напомню, как полтора века назад Франция поспешно выступила на стороне Британии против России, хотя не имела на то абсолютно никаких причин: ни стратегических, ни экономических, ни территориальных. Позднее, в начале ХХ века, Британия была сильно обеспокоена динамикой развития России и Германии и особенно тем, что эти страны могут помешать гегемонии британского торгового флота. И тогда она спровоцировала противостояние этих двух стран, чтобы они полностью разрушили друг друга. Что, собственно, и произошло. А Франция тогда вновь поддержала Британию и понесла тяжелые потери. Британия, конечно, тоже пострадала, но сумела быстро оправиться с помощью США. И мне кажется, именно тогда и зародился этот союз, который существует по сей день и в котором Британия играет роль мозга, а США – роль мускулов. И много лет спустя именно такую же тактику применили США, стравив между собой Ирак и Иран. Возможно, такую же тактику они хотели бы сегодня применить против России, но она, к счастью, знает, как защищаться. Что касается Франции, то в прежние времена между элитами двух наших стран существовало особое доверие, которое сегодня абсолютно необходимо вернуть. К сожалению, вместо этого нынешние французские власти решили в очередной раз последовать чужим интересам.

— Кстати, во Франции власти ведут борьбу против «Национального фронта», приклеив к нему ярлык экстремистской, крайне правой партии. Так почему же они не замечают крайне правых радикалов, находящихся в составе нынешних властей в Киеве?

— Вернее говоря, не хотят замечать. А все потому, что присутствие этих радикальных, националистических элементов до поры до времени позволяет европейцам продвигать свои собственные интересы, которые, кстати, вовсе не совпадают с интересами Украины. Вообще очевидность устремлений Запада доходит уже до абсурда. Западу следовало бы получше маскировать свои подлинные интересы, но он даже не пытается это делать.

— Что, по вашему мнению, стоило бы сделать, чтобы снизить напряженность на Украине? Россия, например, предлагает рассмотреть возможность федерализации или регионализации. А что вы думаете?

— Я точно воздержусь от советов. Но в принципе идея федерального устройства представляется мне в случае с Украиной вполне здравой. Вообще, мне кажутся вероятными два варианта развития ситуации: или Украина пойдет по пути федерализации и благодаря этому сохранится как единое государство, или в результате внутренних противоречий Восток отделится от Запада страны. Но в любом случае, мне кажется, России придется взять на себя роль опекуна. Мне кажется, это как раз в российской традиции — опекать, защищать, но при этом не навязывать свое собственное господство и не позволять, чтобы это сделали другие. В этом смысле Украине стоило бы обзавестись таким российским протекторатом.

Беседовал Андрей Низамутдинов (ИТАР-ТАСС)

Оригинал: http://itar-tass.com/opinions/interviews/2078

Print Friendly