Церемония открытия Олимпиады в Сочи — пожалуй, важнейшее культурно-массовое мероприятие в России за все последние годы

shochiПонравилось уважение Классического Имперского Периода: прекрасный военный парад на карте петровских времен, переходящий в грандиозный Первый Бал Наташи Ростовой, заставляющий трибуны замереть от восторга. Мир смотрит на утонченных, аристократичных русских, полностью противоположных советскому образу пьяных агрессивных солдат. ВЕЛИКОЛЕПНОЕ отображение советского периода. Сначала — демонический Супрематический Театр, когда арену заливает сатанинский красный свет и наполняют десятки машин и разъятых фигур, символизирующих и индустриальный рывок, и русский авангард двадцатых. Удивительным образом мировой публике показывают действительно интересных ей авангардистов (из всего русского искусства их работы самые дорогие), с ориентацией уже даже не на массового зрителя, а на взыскательных нью-йоркских арт-критиков. Смотря Супрематический Театр, иностранец видит материал, из которого выросли захватившие внимание мира «Пусси Райот». Человек же белых взглядов видит красный индустриальный ад — что тоже неплохо. Великая Отечественная Война. Ее… нет. Вообще. На десять секунд гаснет свет, играют прожекторы, воют сирены и… всё, следующий эпизод. Знающие люди говорят, что это связано с правилами МОК о запрете военных тем в церемониях, но оказывается, что даже если Великую Победу убрать, то русским все равно есть что показывать и чем гордиться оставшиеся два с лишним часа. Пожалуй, церемония открытия (роскошная, чарующая и с прицелом на взыскательного западного зрителя) без эпизода ВОВ — самый главный удар по культу Великой Победы. «Как же мы без нее? КАК? — Да вы знаете, вообще-то нормально». В-шестых, поствоенный период с авангардистскими газетными заголовками на полу арены, конструктивистскими декорациями, превосходным балетом (который поддерживают проецирующиеся на пол газеты) и… стилягами, врывающимися в стерильно-белый производственный сталинский мир, соединяя всю эту тоталитарную утопию с современным западным поп-зрителем, раскрывая кусочек Америки в советском парадизе. Превосходное решение, хотя лично я бы добавил больший акцент на советскую космическую программу.

Помимо этого был выезд птицы-тройки под «Весну священную» Стравинского (балет, в свое время настолько авангардный, что его не поняла даже рафинированная французская публика. Добро пожаловать в Россию, страну, где культурно-массовые мероприятия оформляются классикой музыкального авангарда!), безумно-ярмарочное Средневековье, в котором купола Василия Блаженного буквально превратились в кислотные, режущие глаз пирожные, а сам балаган — в подобие рэйва. Вместе же церемония производила впечатление… нормальной России, России, переставшей идиотничать и представившей себя миру как великое европейское государство великой русской культуры (в транслировавшемся перед церемонией фильме вспоминали, например, Шагала и Эйзенштейна), предельно далекой от «Водка-Калашникофф». Мы увидели не советских — мы увидели русских, сознательно говорящих с Европой на ее языке. Мы увидели Россию, как национальное европейское государство, с гордостью стоящее в европейской семье народов. Без агрессии, но с национальным достоинством и вальяжной национальной уверенностью в себе.

По материалам sputnikipogrom.com

От редакции. В статье использованы лишь те фрагменты текста, которые разделяет редакция.

Print Friendly